Метод Сэндплей-терапии (юнгианской песочной терапии): теория, практика, обучение, специалисты-психологи

   
    
Tap To Call

Архетип матери и супружеские отношения

Архетип матери как фактор, детерминирующий установки на супружеские связи

Екатерина Трошина, к. п. н., практикующий юнгианский психотерапевт, детский психоаналитик, член Московской ассоциации аналитической психологии, член Российского психологического общества.

Леонардо да Винчи. Мадонна с младенцем и Святая Анна. Архетип матери и супружеские отношения.

По Юнгу, архетип матери бесконечно разнообразен в своих проявлениях. Носительницей архетипа в первую очередь является конкретная мать, потому что ребенок поначалу живет с ней в исключительной бессознательной идентичности. Следующими по важности являются бабушка, мачеха, свекровь (теща); далее идет любая женщина, с которой человек состоит в каких-либо отношениях. Множество вариаций архетипа матери обнаруживает мифология: мать, которая является в образе девушки в мифе о Деметре и Kope; мать, которая одновременно является и возлюбленной, как в мифе о Кибеле и Аттисе. Другие символы матери в переносном смысле присутствуют вещах, выражающих цель стремления человека к спасению: рай, царство божье, небесный Иерусалим. Вещи, вызывающие набожность или чувство благоговения также могут быть материнскими символами. Этот архетип часто ассоциируется с местами или вещами, которые символизируют плодородие и изобилие.
Все эти символы могут иметь как позитивное, благоприятное значение, так и негативное, связанное со злом. Эту амбивалентность (двоякость) можно видеть в богинях судьбы Мойра, Граи, Норны. Злыми символами являются ведьма, дракон (любое животное или пресмыкающееся, такое как большая рыба или змея), могила, саркофаг, глубокие воды, смерть, привидения и домовые. Этот список, конечно, не полон.
С этим архетипом ассоциируются такие качества, как материнская забота и сочувствие; магическая власть женщины мудрость и духовное возвышение, превосходящее пределы разума; любой полезный инстинкт или порыв; все, что отличается, добротой, заботливостью или поддержкой и способствует росту и плодородию.
В негативном плане архетип матери может означать нечто тайное, загадочное, темно; бездну, мир мертвых, все поглощающее, искушающее и отравляющее, т.е. то, что вселяет ужас и что неизбежно, как судьба.

Образ матери мужской психологии по своему характеру полностью отличается от женского. Для женщины мать олицетворяет ее собственную сознательную жизнь, обусловленную полом. Но для мужчины мать олицетворяет нечто чуждое, нечто, что ему все же предстоит испытать и что наполнено образами, скрытыми в бессознательном. По этой причине образ матери у мужчины существенно отличается от образа матери у женщины. Для мужчины мать самого начала имеет явный символический смысл, чем, вероятно, и объясняется проявляющаяся у него сильная тенденция идеализировать ее. Человек идеализирует тогда, когда испытывает тайный страх быть изгнанным. Но то, чего он боится, есть бессознательное с его магическим влиянием.
В то время как для мужчины мать имеет символическое значение, для женщины она становится символом только в ходе ее психологического развития. В мужской психологии господствует такой тип образа матери, как Урания (духовный) тогда как у женщины чаще всего встречается хтонический тип (или Мать-Земля). В отличие от мужчины женщина может идентифицироваться непосредственно с Матерью- Землей.

К.Г. Юнг считал, что архетип матери образует основу так называемого комплекса матери. Юнг считает, что сама мать всегда является активным зачинщиком этих нарушений и в особенности инфантильных неврозов или тех, этиология которых несомненно простирается в раннее детство. Инстинктивная сфера ребенка нарушается, и констелляция архетипов оказываются таковой, что они выступают в качестве чуждого, а зачастую и устрашающего элемента в отношениях между матерью и ребенком. Если, к примеру, ребенок регулярно видит во сне свою сверхзаботливую мать в виде какого-то злого животного или как ведьму, то такое переживание образует в детской душе раскол и тем самым – возможность невроза.
Согласно Юнгу, чтобы стать сознательным, взрослым человеком, мужчина должен изо всех сил бороться со своим материнским комплексом, осознавая, что эта борьба происходит внутри. Иначе он обязательно будет ее проецировать на отношения с женщинами, либо подчиняя себя их желаниям, либо стремясь доминировать над ними,- оба случая свидетельствуют о власти материнского комплекса. В каждом из них у мужчины проявляется его глубинный страх и глубинное стремление «навсегда исчезнуть в материнской утробе».
Ни один мужчина не может стать самим собой, пока не пройдет через конфронтацию со своим материнским комплексом и не привнесет этот опыт вовсе последующие отношения.

Действия материнского комплекса различны в зависимости от того, идет ли речь о сыне или дочери. Типичными воздействиями на сына являются гомосексуальность и донжуанство, а при некоторых обстоятельствах и импотенция (здесь, однако, определяющую роль играет отцовский комплекс.).
При гомосексуальности гетеросексуальные компоненты застревают в бессознательной форме на матери, в случае донжуанства – мужчина бессознательно разыскивает мать «в каждой бабе». Воздействия материнского комплекса на сына выражены в идеологии устроения типа Кибелы-Аттиса: самокастрация, безумие и ранняя кончина.
У сына не бывает комплекса матери в чистом виде, так как всегда существует неравенство полов. Это половое различие составляет основу того, почему в любом комплексе матери у мужчины значительную роль, наряду с архетипом матери, играет также и архетип сексуального партнера, а именно Анимы.
Мать – это самое первое женское существо, с которым сталкивается будущий мужчина. При этом у сына простые отношения идентичности или выделяющего себя противостояния постоянно перекрещиваются с факторами эротического притяжения и отталкивания. Из-за этого формирование комплекса матери чрезвычайно усложняется. В чистом и неусложненном виде комплекс матери имеется только у дочери.

Комплекс матери имеет и его положительное действие: в развитии у мужчин вкуса и эстетического чувства, качеств воспитателя (женская способность вчувствования).
Современный американский психолог Роберт А. Джонсон, исследовавший в рамках юнгианской психологии аспекты феминности в жизни мужчины, отмечает: «В отношении каждого мужчины к женщине и женственности существует шесть основных характерных аспектов. Все шесть для него очень значимы, и каждому из них присуще особенное благородство. Настоящие трудности начинают возникать лишь в том случае, если эти аспекты смешиваются между собой. Такие затруднения составляют самые большие проблемы в жизни мужчины. Ниже я перечислю все шесть составляющих фемининности, с которыми мужчине так или иначе приходится иметь дело:
• Его кровная мать. Это земная женщина, которая является его родной матерью со всей ее человеческой уникальностью, с характерными для нее чертами характера и индивидуальными особенностями.
• Его материнский комплекс. Он полностью сосредоточен во внутреннем мире мужчины. В нем скрывается регрессивное стремление к тому, чтобы снова стать ребенком и по-прежнему зависеть от матери. В материнском комплексе каждого мужчины можно обнаружить и скрытую надежду на неудачу, и замаскированное желание потерпеть поражение, и подспудное любопытство, возникающее при виде смерти или несчастных случаев, и постоянное и непреклонное требование заботы и ласки. Этот комплекс воистину отравляет всю мужскую психологию.
• Его архетип матери. Если для психологии мужчины материнский комплекс — сущий яд, то архетип матери — чистое золото. Это проявление в человеке женской части божественного начала, его доли, поступающей из вселенского рога изобилия. Это бьющая через край и не имеющая границ щедрость, которой мы постоянно пользуемся. Без этой щедрости материнского архетипа мы не сможем прожить ни минуты. Для нас всегда он связан с надежностью, подкреплением и поддержкой.
• Его прекрасная дама. Это фемининный компонент психической структуры каждого мужчины, его внутренний партнер и вдохновительница в течение всей его жизни, самое очаровательное и самое чистое создание. Это Белый Цветок, для Дон-Кихота Ламанчского — это Прекрасная Дульсинея Тобосская, Беатриче — для Данте в Божественной Комедии. Именно она придает жизни ощущение красоты и смысла. Юнг назвал эту часть мужской психики анимой, создающей у мужчины ощущение души и всей жизни в целом.
• Его жена или подруга. Это женщина из плоти и крови, которая делит с мужчиной жизнь. Она же является для него близким человеком и надежным товарищем.
София, Божественная Премудрость, женская половина Бога, Шехина — в мистике иудаизма. Как правило, мужчина бывает шокирован, когда узнает о том, что Мудрость относится к женскому началу. Но, по крайней мере, так утверждают все мифологические системы».

Все без исключения перечисленные выше аспекты женственности являются для мужчины очень полезными, даже материнский комплекс, с которым ему сложнее всего справиться. Серьезные проблемы могут возникать лишь при смешении и путанице нескольких аспектов, и тогда люди начинают чувствовать себя несчастными.
Если мужчина не отличает реальную мать от материнского комплекса, то вследствие регрессивной природы последнего он будет постоянно осыпать упреками свою собственную мать: в ней он будет видеть ведьму, которая только и делает, что старается его погубить. Ненависть к матери или к женщине, которая ее заменяет, вызванная регрессивным материнским комплексом, — очень характерная черта, присутствующая у многих молодых людей.
Если мужчина смешивает внутренний материнский образ с архетипом матери, он будет видеть в матери богиню, которая его оберегает, и ожидать от нее защиты, ибо именно такой является главная функция материнского архетипа. Он будет предъявлять чрезмерные, доходящие до смешного претензии к материнскому аспекту окружающего его мира и требовать от него обеспечить ему безмятежное существование без малейших собственных усилий.
Если происходит путаница анимы, то есть, прекрасной дамы, с материнским образом, мужчина будет постоянно ожидать от своей внутренней женщины материнского отношения.
Очень часто возникает смешение супружеского и материнского аспектов. В таком случае вместо ожидания, что женщина станет ему партнером и товарищем, мужчина предполагает, что она заменит ему мать. Тогда жена будет слышать его непрекращающиеся требования удовлетворения его потребности в материнской любви и ласке.
Так как в жизни каждого мужчины София проявляет себя не слишком характерно, этот аспект может быть заметен далеко не всем. Если мужчина путает Софию со своей родной матерью, он наделяет ее божественной мудростью, которую ни одна смертная женщина не в состоянии обладать. «Мама лучше знает» и архетип Софии — сочетание не из лучших.
Существуют и другие варианты всевозможных смешений и сочетаний. Все, без исключения, они неблагоприятны. Однако негативным является не женское начало как таковое, а смешение разных его аспектов и уровней осознания.
Если подобные переживания для мальчика слишком сильны, они могут лишить его инициативы делать что-либо в будущем. Для большинства мужчин это настолько сложно, больно и непостижимо, что они немедленно вытесняют все, что с ними происходило и отвечают, что ничего не помнят. Но вытеснить эти переживания в бессознательное, как, впрочем, и любые другие, — не значит от них избавиться. Они будут постоянно о себе заявлять.

Кроме эмоциональной травмы рождения, огромную роль в развитии индивидуальной психологии мужчины играют особые отношения между матерью и ребенком. Чаще всего мужчина испытывает страдания из-за какой-то одной или из-за обеих этих травм. Его ощущение матери будет либо избыточным, либо недостаточным. В первом случае на ребенка неизбежно будут воздействовать потребности матери, ее дезориентированная психология, ее травмы, ее непрожитая жизнь. Ее «избыточность» будет разрушать хрупкие границы его психики и порождать у него чувство бессилия. Это подавление и разрушение будет привнесено во взрослую жизнь, станет проецироваться в основном на женщин и на события в его жизни, и чувство бессилия будет постоянно его преследовать.
Точно так же мужчина может чувствовать, что его мать не в состоянии удовлетворить его потребности, и страдать от ощущения покинутости. Эти страдания неизбежно снижают его внутреннее ощущение состоятельности, что, в свою очередь, порождает общее чувство ненадежности и поиск Ее, вызванный тревожной зависимостью и подпитываемый страхом. Ощущение мужчиной своего Я в значительной степени аффективно окрашено этими травмами: подавленностью или покинутостью или тем и другим вместе.
Пока мужчина не осознает воздействия своего материнского комплекса, он будет страдать из-за невозможности установления гармоничных взаимоотношений с женщинами. Ему придется интериоризировать свою тоску и гнев «за свой счет» или же проецировать их на окружающих «за их счет». Не осознав своей внутренней психической структуры, сформированной его индивидуальной историей, мужчина не станет зрелым. Все потребности внутреннего ребенка все еще проявляют активность, наряду со страхом быть либо подавленным материнской властью, либо брошенным ею на произвол судьбы. Именно поэтому многие мужчины добиваются контроля над своей женой или подругой, ибо чувствуют, что вся власть по-прежнему принадлежит Другому. А так как их глубинное, инфантильное влечение не находит никакого удовлетворения, то они стремятся превратить в мать свою жену или подругу.
Большинство женщин сознательно не хотят исполнять роль матери для близкого мужчины, но все равно оказываются втянутыми в этот сценарий. Нетрудно понять, почему в близких отношениях между взрослыми людьми часто возникают проблемы, а отношения с матерью становятся приоритетными. Если женщина становится мужчине «матерью», это может «дать нужный эффект» — психологически освободить мужчину от его материнского комплекса (при этом не учитываются путы, которыми связывает его сама женщина).
Все неассимилированные потребности, страх и ярость отыгрываются в близких отношениях. Чем ближе эти отношения, тем более они засорены остаточными первичными отношениями мальчика с матерью, которые сохраняются в психике мужчины.

Таким образом, отмечает Д. Холлис, огромнейшая цена, которую приходится платить из-за неосознанного материнского комплекса, заключается не в ущербе, который он наносит внешним отношением, хотя само по себе это ужасно, а в том, что он делает с отношением мужчины к самому себе. Все, что остается бессознательным, никогда не исчезает; оно активно влияет на человеческую душу. Такое самоотчуждение снижает качество жизни и отравляет отношения с окружающими. Чтобы исцелиться, мужчина, прежде всего, должен принять во внимание свои непроработанные интериоризированные отношения с матерью начиная с младенчества, исследовать характер своих индивидуальных и социальных травм и, наконец, понять место, которое занимает его отец в этой эмоциональной констелляции.
Д. Холлис также подчеркивает, что в условиях, когда множество матерей воспитывают ребенка без отца и в условиях падения отцовского авторитета в современном обществе величайшее психологическое воздействие на жизнь мужчины, живущего в нормальных условиях, оказывает его мать. Из-за аномалии этого психологического воздействия, которое в той или иной мере остается для нас бессознательным, у мужчин развивается искаженное отношение к четырем основным видам феминности.

* Во-первых, мужчины слишком поощряют психологическую власть женщин, то есть они проецируют на женщин огромный эмоциональный заряд своего материнского комплекса. Грубо говоря, это можно выразить так: «Раз у тебя есть грудь, значит, ты женщина. Моя мать была женщиной, Поэтому ты должна быть такой же, как она». Поэтому мужчины, боясь власти женщин, будут стремиться ублажить женщину, управлять ею или вообще избегать выяснения отношений с ней. Поскольку они не в состоянии признать проблемы, связанные с материнским комплексом, и справиться с ними, они просто остаются на уровне отношений, построенных на проекции и основанных на стремлении к власти. Такова главная истина, лежащая в основе так называемой войны полов: страх подменяет эрос властью.

* Во-вторых, мужчин приводит в ужас их внутренняя феминность. Они связывают свою чувственную жизнь, свои инстинкты, свою способность проявлять заботу и нежность с характерными качествами женщины и поэтому от нее отстраняются. Одновременно возрастает отстраненность мужчин от своей анимы, что приводит их к глубокому самоотчуждению. По сути, было бы не совсем правильно говорить о феминной составляющей в мужской психике, ибо в действительности анима неотделима от мужской сущности. Мужчины редко раскрывают эту часть своей личности, но они так же, как и женщины, ориентированы и на внешний мир, и на свою внутреннюю жизнь.

* В-третьих, так как мужчины столь неуверенно ощущают свою половую идентичность и закрепленные за ними социально-половые роли, они боятся и отрицают те части своей личности, которые не умещаются в узких рамках социальных ограничений. Видя, как эти аспекты их личности проживают другие, они с яростью их отвергают. Первый пример — гомофобия.

* В-четвертых, ощущение мужчинами власти феминности постепенно превращается в ее переоценку и в страх перед сексуальностью. Ницше как-то заметил, что основной целью брака является беседа98. Цель отношений, основанных на взаимном согласии, примером которых являются супружеские, — не заботиться друг о друге (ибо это приведет к активизации детско-родительских комплексов), а способствовать личностному развитию супруга и развиваться вместе с ним. Эти значит, что отношения между людьми должны быть диалектическими: это откровенное общение, в котором существуют и компромисс, и личностное развитие. Можно с уверенностью сказать, что секс является одной из связующих нитей между полами. Однако мужчины, которые зачастую испытывают дефицит в чувствах, сводят весь процесс к половому акту и излишне на нем концентрируются.

Подчеркивая особую власть материнского комплекса над мужчинами, которые больше всего тоскуют по заботе и безопасности, Д. Холлис говорит о необходимости мужской травмы. «Мужчинам необходимо нанести травму; только тогда они по-настоящему смогут вступить в мир, ускорится процесс осознания ими происходящего, они смогут решить героическую задачу — покинуть мать и стать хозяевами собственной судьбы».

Таким образом, образ матери является одним из основополагающих архетипов человеческой психики и во многом определяет как психосексуальное, так и в целом социальное развитие личности мужчины. Современная психология признает определяющую роль влияния матери на становление личности мужчины и его поведение в рамках супружеских отношений. Прообразом супружеской любви является материнство.

Список литературы

1. Джонсон, Роберт А. Он: глубинные аспекты мужской психологии. – М., 1998.
2. Холлис Д. «Под тенью Сатурна: мужские психические травмы и их исцеление». – М., 2005
3. Юнг К.Г. Душа и миф: Шесть архетипов. – Киев- М, 1997.
4. Юнг К.Г. Брак как психологическое отношение//Конфликты детской души. – М., 1995.
5. Юнг К.Г. Аналитическая психология и психотерапия. – СПб., 2001.

Sandplay. Юнгианская песочная терапия. Психотерапевтический метод сэндплей-терапии (юнгианской песочной терапии): теория, практика, обучение, специалисты-психолог — песочные терапевты

Comments are closed.