Метод Сэндплей-терапии (юнгианской песочной терапии): теория, практика, обучение, специалисты-психологи

   
    
Tap To Call

Плюшевому другу…

Винникоттом описана техническая сторона переходного объекта, а самой символической начинки, которая как раз и объясняет популярность во времени и пространстве плюшевого друга, не хватает. Медведь – важный культурный символ вообще и культуры детства в частности, один из наиболее древних и ярких хтонических образов.

Виктория Андреева

 

Плюшевому другу... Символ медведя. Виктория Андреева, юнгианский аналитик, песочный терапевт

 

Его любил я и качал,
Я утешал его в печали;
Он был весь белый и урчал,
Когда его на спинку клали.
И веру холил я свою,
Как огонёк под снежной крышей,
О том, что в будущем раю
Мы непременно будем с Мишей.

Даниил Андреев

Настоящего признания Винникотт добился благодаря разработанной им концепции переходного объект и переходного пространства…

Я вёл термины «переходный объект» и «переходные явления» для обозначения промежуточной области опыта между большим пальцем и медвежонком, между оральным эротизмом и подлинным объектным отношением. Первоначальный мягкий объект продолжает оставаться совершенно необходимым при подготовке ребёнка ко сну, в одиночестве или при угрозе депрессии. [1]

Сам Винникотт говорит, что переходный объект не является платком или плюшевым мишкой, с которым обращается ребёнок; он является не столько использованным объектом, сколько использованием объекта.

Я надеюсь на понимание того, что я не имею здесь в виду игрушечного медвежонка или первое использование младенцем пальцев рук. Я не собираюсь проводить специфического исследования первого объекта объектных отношений: меня интересует первый предмет, становящийся собственностью ребёнка, а также промежуточная зона между субъективно воспринимаемым и объективно воспринимаемым. [1]

Идея необходимости, использования, трансформации и последующего растворения переходного объекта в культурном пространстве великолепно исследована и описана Винникоттом. Может ли что-то дать «специфическое исследование первого объекта»? Для этого надо выйти за рамки теории объектных отношений и рассмотреть самого медвежонка как символ.
Я бы хотела восстановить справедливость по отношению к медвежонку, после того как его приравняли к уголку одеяла и «растворили», не говоря уже о той ужасной истории, когда ему вообще «оторвали лапу и уронили на пол…». Современная индустрия производства игрушек создала немало удивительных и поражающих воображения персонажей. Но, ни модные пони, ни розовые зайцы, телепузики, покемоны или чебурашки не выдерживают, никакой конкуренции с плюшевым мишкой. Почему выделяют медвежат при таком богатстве выбора?

На мой взгляд, Винникоттом описана техническая сторона переходного объекта, а самой символической начинки, которая как раз и объясняет популярность во времени и пространстве плюшевого друга не хватает.

Медведь – важный культурный символ вообще и культуры детства в частности, один из наиболее древних и ярких хтонических образов, олицетворяющих собой природную мощь земли, подземное царство, символ луны и воскрешения.
Если переходный объект соединяет внешнюю и внутреннюю реальность, то какие энергии соединяет медвежонок как символ?
Существа эти живут в наших сердцах, хранят наши тайны, радуются и утешают нас в печали. Они путешествуют с нами, разделяя боль разлуки и защищая от страхов как талисман. Мы доверяем им самое сокровенное, причём в любом возрасте.

Немного истории

Самому плюшевому Мишке чуть больше ста лет. Существует несколько историй возникновения самой мягкой игрушки. В 1902 году президент США Теодор Рузвельт пощадил на охоте маленького медвежонка. По этому поводу в газетах появилось множество шуток. Одна из карикатур по этому поводу попалась на глаза жене Морриса Мичтома, эмигранта из России (конечно из России), владельца магазина игрушек. Она и сшила первого медвежонка, похожего на медведя из карикатуры. Он был установлен на витрине магазина и назван «Медвежонок Тедди», в честь президента Рузвельта. В Германии, в 1902 году на предприятии Маграрете Штайф сшили первого в мировой истории плюшевого медвежонка. У него двигались лапы и крутилась голова. Разработанная модель называлась «55ПП», что означало – 55 сантиметров, Плюш, Подвижный. Во многих странах вскоре были созданы компании, специализирующиеся на выпуске игрушечных медвежат. В 1908 году появился плюшевый мишка и в России, хотя мишка как игрушка, но сделанный из дерева, был популярен в России на протяжении столетий, так называемый медведь-дергун [Wikipedia].

Немного о медведях

МЕДВЕДЬ – священное животное, пращур, тотемическое существо у славян, потому его называют дедом, отцом, отчимом, матерью, бабушкой, лесовым человеком, хозяином, владыкой, царём зверей; Михаил Иванычем, Потапычем, Топтыгиным, Матрёной, Аксиньей, Лесным воеводой.
Главного бога Велеса, ведающего лесом, представляли в виде медведя. В образе медведя, согласно славянским представлениям Велес по осени отваливает камень от прохода, ведущего в «нижний мир» и заодно в тёмную часть года, когда тёмные боги нави сильнее светлых богов яви. Так как Велес противопоставлялся «высокому» Перуну – богу вождей и дружины, то он являлся богом простого народа, покровителем скота, подателем лесных даров и охранителем домашнего хозяйства.
Вообще же в мифологии соответствующие боги нередко сами могли принимать образ Медведя, когда хотели показаться людям на земле.
У греков медведь посвящён лунным богиням Артемиде и Диане, а также служит атрибутом Аталанты и Евфимии. Девушки, которые принимали участие в обрядах Артемиды, назывались «медведями» и носили жёлтые одежды, имитирующие медвежью шкуру.
Медведь был одним из воплощений бога Одина в Скандинавии, неистовый воин Берсерк носил медвежью шкуру (символ хтонической необузданной маскулинности).
Для северояпонских айнов и индейцев в Северной Америке медведь является родовой фигурой. Медведь – также символ луны и воскрешения, возможно из-за своей зимней спячки. В шаманизме медведь – это дух посланник или зооморфная ипостась самого шамана.
Шаманы используют маску медведя для вступления в контакт с лесными духами.
В алхимии медведь соответствует nigredo первоматерии и таким образом относится ко всем начальным этапам и инстинктам. Впоследствии был воспринят как символ опасного аспекта бессознательного и как атрибут грубого и жестокого человека. Юнг также упоминает медведя как знак опасности, которую представляют собой неконтролируемые бессознательные сущности.
Египтяне почитали беременных медведиц, ребёнок которых рождается в виде бесформенной плоти и воспитывается материнской лаской – ведь она рождает сгусток крови, который затем преображает, согревая на груди, и завершает превращение, облизывая его. Этот процесс подобен творению (вначале мир пребывал в бесформенном хаосе, и лишь любовь Бога завершила его создание). В легенде о медведице отражаются представления древних о том, что в животном мире повторяется акт творения, придания формы первичной бесформенной материи.
Медвежата беспомощны и не имеют шансов выжить без заботы медведицы. С мамой они остаются довольно долго, и в этом процессе они как человеческие детёныши – полностью зависят от мамы.
Винникотт большое значение придавал процессу взаимодействия между мамой и ребёнком:

Младенцы вообще не существуют»; под этим, разумеется, я имею в виду, что всякий раз, когда речь заходит о младенце, надо говорить и о материнской заботе – без материнской заботы не было бы и младенца.

Парадокс отношений между матерью и ребёнком состоял в том, что только внешний мир (мать) делает возможным становление Самости младенца. Винникотт был одним из первых психоаналитиков, указавших на очевидный факт, что мать нежно любит своего ребёнка, наслаждается им и его создаёт (не только соматически в своём теле, но и на ранних стадиях, когда младенец обнаруживает и осознаёт врождённые качества своего «приданного» и личности, формирующейся и развивающейся у него с течением времени). Он считал реальность союзницей продолжающихся процессов созревания у младенца и исследовал то, каким образом внешний мир (мать) способствует преобразованию физиологического и психического потенциала ребёнка в Самость.
Для младенца является важным переживание его зависимости от заботы матери (внешнего мира). Согласно Винникотту, младенец не может «начать существовать, пока не наступят определённые условия». Он считал: «Наследственный потенциал младенца не сможет превратиться в младенца, если не будет материнской заботы». Для обозначения того, что мать даёт младенцу на этой стадии, Винникотт ввёл понятие «поддержка». Функция поддержки является для матери естественной в силу её первичной материнской обеспокоенности; она основывается не на понимании, а на способности матери вчувствоваться . [Хан М.,Масуд Р. Творчество Винникота]

Вернёмся к медведям

Происхождение медведя связывается во многих легендах с человеком. Медведями стали спрятанные от Бога в лес дети Адама и Евы.
В России издавна считали Медведя тотемом, олицетворяющим силу, здоровье, плодородие. Никто, кроме наших предков, не держал медведей в качестве домашних любимцев, нигде с раннего детства не играли с деревянной фигуркой – Медведем-дергуном, напоминавшим опасного и сильного зверя. У многих народов бытовало представление, что медведь прежде был небесным существом, изгнанным на землю Богом за ослушание, но только славяне считали, что человеческий род ведётся от медведя.
Создаются медвежьи обереги, складываются сказки и конечно игрушка: сперва как миниатюра для шаманских практик и впоследствии, конечно, для детей.
Интересно, что плюшевый мишка так же популярен у детей и в странах где медведи не водятся. На Московской конференции 2008 г. мы общались с психологами из Бразилии, говорили о русском национальном тотеме, и , оказывается, что несмотря на то, что самым распространённым животным в Бразилии является обезьяна (больше напоминающая человека), дети выбирают гораздо чаще медвежонка в качестве переходного объекта. Коллективное бессознательное?
Мишка становился участником не только событий в мире искусства, но и исторических явлений.
Сейчас в мире насчитывается около двадцати музеев посвящённых плюшевым медведям и несколько десятков тысяч коллекционеров этой игрушки.
В 1925 г. Александр Алан Мили создаёт персонаж Винни-Пуха, медвежонок Винни получил имя от одной из реальных игрушек Кристофера Робина, сына писателя.
Винни-Пух – это наивный, добродушный и скромный «Медведь с Маленькими Мозгами», в переводе Заходера Винни неоднократно говорит о том, что в его голове опилки. Пуха «пугают длинные слова», он забывчив, но нередко в его голову приходят блестящие идеи. Любимые занятия Пуха – сочинять стихи и есть мёд.
Кроме того, Пух – творец, главный поэт Чудесного леса, он постоянно слагает стихи из шума, звучащего у него в голове[Wikipedia] .
И, конечно, «переходное пространство»:

Что бы ни случилось по дороге, здесь в Зачарованном Месте на вершине холма в Лесу, маленький мальчик будет всегда, всегда играть со своим медвежонком…  «Зачарованное Место» — единственное в Лесу, где можно сесть спокойно и посидеть и не надо почти сразу вскакивать в поисках чего-нибудь другого.

А.А.Милн.

Александр Алан Милн подарил это сакральное Место своему сыну и его знаменитому плюшевому другу Винни. Борис Заходер, научил Винни-Пуха говорить по-русски[Wikipedia] .
Вторая книга А.А. Милна, посвящённая медвежонку, называется «Дом в Медвежьем Углу». Интересно, что такое место действительно существует, только у нас, в России. В древности на высоком мысу при слиянии Волги и Которосли, где сейчас в Ярославле стоят Митрополичьи палаты, было поселение Медвежий Угол. Жили там староверы, поклонялись Медведю, веря в то, что после смерти их души переселяются в тело этого хозяина северных лесов. Князь Ярослав Мудрый решил обезопасить речной путь к Ростову Великому, основав небольшую крепость в устье Которосли. Язычники не покорились князю и выпустили на него своего священного зверя. Согласно ветхой легенде, Ярослав зарубил зверя и повелел отстроить здесь деревянную крепость, дав городу своё имя. Пал Медведь, почти тысячу лет назад осиротел великий холм. Только с образованием Ярославского наместничества (1777 г.) перешёл Медведь из легенд и памяти народной в герб города, «встал» с секирой на защиту своего Угла[1].
Через несколько веков здесь будет Ярославский Художественный музей, где в Митрополичьих палатах будет открыта выставка «Мой любимый мишка».
В двух небольших залах Митрополичьих палат – «берлога» для 300 плюшевых и деревянных, фарфоровых и стеклянных символов детства. Обитатели Дома в Медвежьем Углу – бывалые, потрёпанные, настоящие ветераны детской любви, хранители сокровенных надежд.

Вот одна из историй. Сидит в витрине на саночках коричневый медвежонок, грустно глядит единственным глазом. Ленинградский Блокадный Миша… Однажды мама, уложив сына, не выпускавшего из рук своего медвежонка, выбежала отоваривать продуктовые карточки. В это время началась бомбёжка, и, оглянувшись, женщина увидела, что снаряд попал прямо в их дом. Добравшись, наконец, по остаткам лестницы, до своей квартиры, увидела, что в комнате нет одной стены, но кроватка стоит на том, же месте и мальчик сидит, крепко прижимая плюшевого друга. Себя ли защищая им или его собой? По Ладоге они все вместе отправились в эвакуацию. Прошли годы, мальчик вырос, а Миша-спаситель попал в музей 2).

Существует направление в прикладном искусстве – теддисты.

Художники — теддисты – мастера, которые изготавливают мишек Тэдди вручную, — сначала появились в США, а затем в Европе. Их работы считаются уникальными и служат предметами многих коллекций плюшевых мишек. В мире существует большое количество «плюшевых» коллекционеров. Первые из них заявили о себе в 1980 г., когда специально для тех, кто понимает толк в мишках, Steiff company выпустила ограниченный тираж коллекционных игрушек. С тех пор коллекционеров становится всё больше и больше – собственно, как и плюшевых раритетов.

Мы видим неугасающее, передающееся из поколения в поколение внимание и любовь к плюшевому другу.

Медведям поклонялись. В язычестве медведи были посредниками между богами и людьми, боги являлись на землю в облике медведя.

         Магическая функция медвежьих оберегов в начале ХХ в. трансформировалась в любовь к плюшевому мишке.

Объединяя идеи: как символ для внутрипсихического пространства медвежонок – это посредник с архетипическими энергиями, нуминозным. Винникотт пишет, что он

«теряет своё значение по той причине, что переходные явления приобретают диффузный характер,  распространяются по всей промежуточной области между «внутренней психической реальностью» и «внешним миром, одинаково воспринимаемым двумя людьми», то есть по всему культурному полю»[2].

Личность развивается, обретая способность к истинным объектным отношениям, но медвежонок  как будто бы тоже меняется, трансформируясь, перестаёт восприниматься как переходный феномен, становится автономным, но всё-таки близким и любимым объектом культурного пространства.

«В детстве их любил каждый из нас, и каждый испытывал тоску и боль, когда начинал понимать, что это – не живые существа, а просто человеческие изделия, но радость в том, что правее не мы, а дети, свято верящие в живую природу своих игрушек, и даже в то, что они могут говорить… Чем больше любим плюшевый медвежонок, чем больше изливается на него из детской души нежности, тепла, ласки, жалости и доверия, тем плотнее сосредотачивается в нём та тончайшая материя», создающая в мистическом смысле бессмертие игрушки. «Существа эти поражают не красотой и тем более не величием, а той невыразимой трогательностью, какой размягчают наши суровые души…»[3].

Статья впервые была опубликована в сборнике МААП «Винникот и аналитическая психология» — М: «Добросвет», 2009.

 

 

Литература

1. Винникотт Д.В. Игра и реальность.М:Институт общегуманитарных     исследований, 2002.
2.     Винникотт Д.В. Мать и дитя. Екатеренбург: ЛИТУР, 2004.
3.     Русская мифология. Энциклопедия. М.: РИПОЛ классик, 2007.
4.     Капица Ф.С. Тайны славянских богов. М.: РИПОЛ классик, 2007.
5.      Винникотт Д.В. Использование объекта и построение отношений через идентификацию // Журнал практической психологии и психоанализа.2004, №1

 


[1] Htpp://tourism.adm.yar.ru

[2] Хан М.,Масуд Р. Творчество Винникота//Журнал практической психологии и психоанализа.2002, №1

[3] Андреев Д. Роза мира.: Эксмо,2008

Sandplay. Юнгианская песочная терапия. Психотерапевтический метод сэндплей-терапии (юнгианской песочной терапии): теория, практика, обучение, специалисты-психолог — песочные терапевты

Comments are closed.